shtimma (shtimma) wrote,
shtimma
shtimma

Говерла, лето 2015

Июнь, 2015. Говерла.


Две недели как Аде исполнилось три, а она уже проявила качества о которых поют в песнях о смелости в горах. Был момент, когда у Альберта соскользнула обувь и один кроссовок упал в маленькую низинку, он шёл впереди и позвал на помощь, Ада как раз перед этим поцарапала коленку и говорила, что ей больно, услышав Альберта, она сказала, "Мама, быстлее, Альбелту нузна помосць!".

Идти на Говерлу мы решили поздно. Времени, чтобы за светло спуститься и выйти из лесу было катастрофически мало, настолько, что нас даже не зарегистрировали в пункте, где регистрируют всех, кто собирается подняться на гору.


Начали подниматься в три, зайдя в лес, увидела что идти нужно по болотистой дороге, с торчащими наружу корнями деревьев, решила выбрать синий маршрут, который короче на 600 метров самого простого зелёного. Подумала, что всё равно Аду нести, так лучше вверх но по короткой дороге. Лес прошли быстро, все шли сами, Ада с Альбертом иногда перескакивали корни деревьев и мелкие камешки на перегонки. Даже когда камни стали больше, азарт не пропал и они живо взбирались наверх, даже живее меня.

Я шла с средней скоростью, понимая, что дальше будет хуже. Выйдя из лесу мы увидели, что быстро остальной путь не пройти, слишком длинно и вверх. Единственный вариант, чтобы добраться быстрее, это объяснить им, что у нас нет времени останавливаться, как бы тяжело ни было, но мы должны спуститься и выйти из лесу засветло, чтобы не остаться с дикими медведями которые тут, как все утверждают водятся. Ада это сразу поняла и уже устав, поранив немного коленки и локтики, плакала, говорила, "Мама, мне больно", но держалась за руку и шла.

Это не были скалы или тяжёлые тропы, но это был маршрут тяжелее того, по которому ходят экскурсии и у нас не было времени на привалы :) Восхождение было далёким от тех, которые показывают в фильмах, но камни, которые мне были по колено, Аде были по грудь и за эту дорогу, я увидела что дочь, больше похожа на альпинистку, чем на туристку. Когда мы начали подниматься по дороге со сплошными камнями, она снова отпустила мою руку и со словами, "мама, смотлина голы и молци", периодически не справляясь с высокими камнями, тяжело дышала, говорила ой, но когда я протягивала руку, резко отвечала, "Мама, не тлогай меня, я сама!" иногда спрашивая,"Альбелту нузна помосчь?" и "мама, смотли тут высоко и опасно, мозно упасть! Иди остолозно!", "Альбелт, если ты упадёс, тебя не будет и я не смогу тебя видеть и гладить."

То как она шла и её словам, в этом восхождении могут позавидовать многие взрослые, потому что ей не нужно вырастать, чтобы стать настоящим человеком, она уже такая.

Наступала она только на те камни, которые хорошо держались и не просто не сходили, а даже не шатались, она это как будто чувствовала. Я ей сказала, про три точки опоры и она не отцеплялась от камней, ползла, но всегда опиралась и отпускала или только ручёнку или переступала ножкой. Не всю дорогу она шла сама, два раза, когда не было камней, по тропе я её несла, всего метров 200-300, и мне показалось, что это именно потому что была просто тропа и ей было не интересно. Назад я её держала за руку, она шла впереди, ставя ножки боком и повторяла, "Тут оцень скользко! Я плавильно иду?" Назад я её несла последние метров 300 в лесу и то потому что пошёл дождь и я хотела побыстрее выйти.

В это тяжело поверить, даже мне, но на горе были в пять. Даже взрослые считают, что среднее время, это 2,5 часа. Толи из-за сокращенного синего маршрута, толи из-за того, что мы не останавливались на привалы, а только три раза остановились выпить по два глотка воды и съесть два раза по одному печенью, но мы пришли раньше чем я думала на целый час.

На самой Говерле мы провели наверное минуты три. Там не ели, съели сыр и шоколадки уже на спуске, метров через 500 от вершины.

Оставили на горе почти полную бутылку воды, которую нёс Альберт, нёс он её потому что я не хотела терять время на вытягивание её из рюкзака, и не мешала им проявлять выносливость, тем более что Для Альберта камни не были такими огромными как для Ады, он мог по ним идти и с водой. Иногда падая, роняя бутылку, теряя обувь, он тоже не останавливался, но он другой по характеру, более домашний. В последние 500 метров, он всё время говорил, что не выдержит, не поднимется, не может идти. Мы с Адой говорили - надо, иди. Он шёл, иногда тоже плакал. Я поняла, что у меня очень хорошие дети и совсем не жалею, что им было трудно. Они увидели, как красивы горы, когда на них восходишь с трудностями. Если хотите насладиться горным видом, выберите ту тропу, которую вы преодолеете, выложившись максимально физически. Глупое сравнение, но это как просто сходить в туалет или выпив пиво, через пару часов, как захотелось :) Облегчение будет разное, так и в горах, наслаждение видом будет разное, в зависимости от сложности маршрута. Чем раньше это понять, тем больше вероятность не соблазняться на лёгкий путь в жизни.

По дороге, я подумала,что после киевской улицы Шелковичной с Адой на руках, этот синий маршрут не такой уж и тяжелый. И действительно, то что мы в Киеве очень много и часто ходим пешком помогло детям, они привыкли ходить 2-3 километра, а иногда и больше.

А киевские улицы, это не только Андреевский спуск, это зачастую Андреевский подъем и много других подъемов. Так что идти вверх они привыкли. Многие дети так и не дошли до вершины, заходя в лес я встретила несколько пар с детьми, советовавших мне и не пытаться, потому что они не дошли, как и не смогли дойти, те взрослые, кто привык в путешествиях к застольям с водкой и шашлыками.

Ведь у каждого своя грань где заканчивается лёгкая и начинается тяжёлая дорога :)

Tags: Ада Штиммерман, Альберт Штиммерман, Восхождение, Говерла, дети, сила воли
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments